Коммерческая тайна законодательство швейцарии

Статья на тему: "Коммерческая тайна законодательство швейцарии" написанная понятным языком. Поскольку каждый конкретный случай уникальный, то у вас могут возникнуть дополнительные вопросы. Их вы всегда можете задать дежурному специалисту.

Коммерческая тайна законодательство швейцарии

тайны за рубежом

В Швейцарии сложилась четкая и достаточно эффективно работающая система нормативных актов, что составляет основу правового режима добросовестной конкуренции. Такая действенность объясняется следующими причинами [18]:

— во-первых, множественностью актов, которые регулируют различные аспекты конкуренции (что привело к несомненной полноты законодательного регулирования);

— во-вторых, группировкой нормативных актов и отдельных норм вспомогательного или общего характера вокруг определенного “ядра” — специального комплексного (содержащий нормы как гражданского, так и уголовного права) нормативного акта, играет роль основного регулятора отношений недобросовестной конкуренции и обеспечивает охрану конкуренцию в ходе ее осуществления.

Как такое “ядро” выступает федеральный Закон “О недобросовестной конкуренции” от 19 декабря 1986 г. (далее — Закон 1986 г.), что изменил ранее действующий одноименный Закон от ЗО сентября 1943 г. и значительно расширил сферу правового регулирования отношений конкуренции в их динамике.

В ст. 2 Закона 1986 г. содержится определение недобросовестной конкуренции. В нем законодателем поставлен знак равенства между недобросовестной и незаконной конкуренции: “Считаются недобросовестными и незаконными всякая поведение или коммерческая практика, что вводят в заблуждение или каким-либо другим образом противоречат обычаям доброй торговой практики и имеют место в отношениях между конкурирующими субъектами или в отношениях субъектов коммерческой деятельности с клиентурой”.

Вместе с общим определением недобросовестной конкуренции Закон 1986г. содержит подробное незамкнутый перечень недобросовестных конкурентных действий.

В швейцарском праве предусмотрены гражданско-правовые и уголовно-правовые санкции за нарушение правил добросовестной конкуренции. При этом наличие ущерба для конкурента (клиентуры) далеко не всегда является условием наступления ответственности незаконными могут считаться также действия, которые не привели к возникновению ущерба, но и угрожают его вызвать. Что касается вины нарушителя, то она рассматривается судебной практикой как условие ответственности постольку, поскольку первоначальным критерием для ее наложения выступает добра торговая практика или добрая воля, т.е. объективный критерий. Таким образом, как условие наступления ответственности за нарушение правил добросовестной конкуренции выступает противоправность и виновность действий нарушителя. Это означает (если учесть легальное определение недобросовестных конкурентных действий) противоречие их закону и обычаям доброй торговой практики.[18]

Защита нарушенных (или таких, что находятся под угрозой нарушения) интересов конкурента (клиентуры) происходит в исковом порядке. Исковое заявление может быть подано как самим конкурентом или клиентом, так и другими лицами, в частности: экономическими и профессиональными ассоциациями, другими организациями федерального или кантонального масштаба, которые осуществляют защиту прав потребителя (при условии, что подобные действия входят в их компетенцию в соответствии с уставом).

Лицо, интересы которого нарушены (или в отношении интересов которого существует угроза нарушения), а также другие перечисленные лица вправе требовать по суду запрета осуществления недобросовестных конкурентных действий (или, соответственно, их прекращения), констатации незаконности таких действий, опровержения или иного доведения решения до сведения неопределенного (или ограниченного) круга лиц. Кроме того, такое лицо имеет право предъявлять к нарушителя иск о позадоговірне причинения вреда и требовать возмещения причиненного материального, экономического и (или) морального ущерба. Кроме предусмотренных таким образом гражданско-правовых санкций, закон устанавливает санкции уголовного характера: заключение или штраф в размере до 100 тыс. швейцарских франков. [18]

Источник: http://na-uroke.in.ua/13-64.html

Швейцария меняет закон о защите данных

В сентябре прошлого года по результатам обсуждения предварительного текста

В сентябре прошлого года по результатам обсуждения предварительного текста от 21 декабря 2016 года швейцарский Федеральный совет принял проект пересмотренного Федерального закона о защите данных (Federal Data Protection Act, FDPA). Цель пересмотра законодательства заключается в усилении защиты персональных данных и приведении FDPA в соответствие с новыми правилами ЕС в отношении защиты данных. Таким образом, Швейцария которая и так считается одной из лидирующих стран в отношении конфиденциальности данных, принимает дальнейшие меры для их защиты.

Проект расширяет права субъектов данных, повышает прозрачность обработки данных и ужесточает обязательства контроллеров и процессоров данных. Он согласовывает FDPA с международными правилами защиты данных, приводя его в соответствие с предстоящим пересмотром Конвенции ETS 108 Совета Европы и Европейского закона о защите данных 2016/679 (EU General Data Protection Regulation 2016/679, GDPR). Это позволит Швейцарии сохранить статус страны, обеспечивающей адекватную защиту персональных данных с точки зрения ЕС, что облегчит передачу данных между Швейцарией и ЕС, а также позволит ратифицировать Конвенцию ETS 108.

Как ожидается, новый закон вступит в силу 1 августа 2018 года, но его окончательные формулировки по-прежнему будут обсуждаться в ходе парламентских дебатов и поэтому могут быть изменены.

Плоды дискуссий

В отличие от GDPR, проект, в частности, не предусматривает переносимости данных, не действует экстерриториально, содержит менее строгие требования в отношении согласия сторон, механизмы сертификации, кодексы корпоративной этики и санкции (в отношении вменяемых масштабов правонарушений и размера штрафа).

Проект исключает юридических лиц из сферы действия определения «персональных данных»: ПД ограничиваются данными, касающимися лишь физического лица. Это облегчит трансграничную передачу данных юридических лиц, в юрисдикции, которые не рассматривают такие данные как персональные.

Снимается обязанность уведомлять о файлах данных Федерального уполномоченного по защите данных и информации (Federal Data Protection and Information Commissioner, FDPIC), которая применяется ко всем частным сторонам, обрабатывающим конфиденциальные личные данные.

Вместе с тем вводятся новые обязательства и санкции. Расширяются обязанности контроллеров: подробная информация, которая должна быть предоставлена ​​субъектам данных, должна включать, как минимум, контактную информацию контроллера, а также цель обработки. В случае раскрытия информации третьим лицам такая информация включает личность получателей или их категорий, а в случае трансграничного раскрытия — юрисдикции, в которых данные были переданы, и соответствующие реализованные гарантии. Контроллеры могут ограничивать такую информацию, откладывать ее передачу или отказываться от нее, в частности, если этого требуют интересы третьих сторон, или если информация может помешать цели обработки (например, обработка данных для подготовки к судебному разбирательству).

Контроллеры должны принять соответствующие меры, чтобы избежать нарушений конфиденциальности и обеспечить удобные настройки защиты данных (конфиденциальность по умолчанию). Если обработка ПД может привести к высокому риску для конфиденциальности или основных прав субъекта данных (например, в случае активной обработки конфиденциальных личных данных или профилирования пользователей), то контроллеры должны проводить оценку такого воздействия. Если подобные риски действительно имеют место, до обработки ПД следует проконсультироваться с FDPIC. Однако такая оценка не требуется, если контроллер сертифицирован признанным органом по сертификации или соответствует коду корпоративной этики. В случае нескольких аналогичных видов обработки контроллер может проводить общую оценку воздействия и применять ее ко всей такой обработке.

Контроллеры могут назначить сотрудника по защите данных (Data Protection Officer, DPO), который при определенных обстоятельствах освобождает их от требования предварительной консультации с FDPIC.

Контроллеры должны по запросу сообщать субъекту данных об автоматизированных решениях (то есть решениях, принимаемых исключительно на основе автоматизированной обработки данных), которые имеют юридические последствия, и дать ему возможность прокомментировать такие решения. Процессор не может назначать процессора-подрядчика без предварительного согласия контроллера.

Читайте так же:  Дисциплинарное взыскание гос

В случае умышленного нарушения обязанностей по FDPA могут налагаться штрафы в размере до 250 000 швейцарских франков. Это представляет собой существенное изменение: нынешние санкций, предусматривают умеренные штрафы — до 10 000 швейцарских франков, и только за ограниченный список нарушений FDPA.

Если штраф не превышает 50 000 швейцарских франков, а нарушение совершено в бизнесе, прокурор может принять решение не возбуждать уголовное дело.

Режим трансграничной передачи ПД в целом поддерживается. Предоставление трансграничной информации юрисдикциям, обеспечивающим адекватную защиту персональных данных, по-прежнему разрешено.

Для передачи ПД в страны, не обеспечивающие адекватную защиту, контроллеры экспорта данных (или процессоры) могут опираться на договоры, договорные положения, обязательные корпоративные правила или другие гарантии.

В случае договорных рамок, таких как новый швейцарско-американский договор по защите конфиденциальности (US-Swiss Privacy Shield), не требуется ни одобрения, ни уведомления FDPIC. FDPIC может расследовать и выносить обязательные административные решения (вместо рекомендаций в соответствии с ныне действующим законом) в отношении контролеров и процессоров ПД (например, изменять или прекращать незаконную обработку).

Стимулируется саморегулирование: профессиональные или торговые ассоциации, чьи подзаконные акты разрешают им защищать экономические интересы своих членов, могут представить в FDPIC кодексы деловой этики.

В отличие от большинства других европейских органов по защите данных, FDPIC не имеет права вводить уголовные санкции. Этим должны заниматься компетентные органы. В судебных спорах, связанных с защитой данных, судебные издержки не взимаются. Кроме того, с субъектов данных за осуществление их права на доступ к ПД не взимаются никакие пошлины.

Как подготовиться к нововведениям?

Каждой российской компании, работающей с данными граждан ЕС, необходимо оценивать риски, связанные с GDPR, а компании или организации, осуществляющей операции с ПД граждан Швейцарии – FDPA.

Окончательный текст FDPA еще не утвержден, но можно ожидать, что большинство изменений будут реализованы в соответствии с предложениями и проектом закона.

Таким образом, российским компаниям после вступления в силу GDPR и принятия FDPA необходимо будет выполнять все требования в случаях, подпадающих под регламент, и учитывать возможность привлечения к ответственности при нарушении положений. Нужно проанализировать, какие именно типы ПД компания обрабатывает и каким образом, как эти данные защищены, своевременно ли выявляются нарушения. Причем касается это не только компаний, но и частных лиц.

Пока что очень немногие операторы онлайн-сервисов/сайтов в Швейцарии или ЕС готовы к нововведениям и скорее всего не будут готовы к ним на момент введения новых законов.

Поскольку новые законы нацелены на усиление защиты данных пользователя, стоит уже сейчас учитывать данный момент при выборе сервиса. Например, хорошим показателем является наличие у компании сертификата менеджмента информационной безопасности ISO 27001. Особенно важен этот пункт при выборе сервиса/хостинга, обеспечивающего защиту личных данных, например, защищенных мессенджеров, частных облачных хранилищ, платформ по защите средств связи и хранения конфиденциальных данных и т.д.

Автор статьи Ойген Вильтовски, руководитель компании ALPEIN Software в Швейцарии.

Источник: http://www.towave.ru/pub/shveitsariya-menyaet-zakon-o-zashchite-dannykh.html

Коммерческая тайна

Коммерческой тайной называют режим конфиденциальности различной информации, которая позволяет ее обладателю при возможных или существующих обстоятельствах повысить доходы, избежать неоправданных затрат, сохранить свое положение на рынке работ, товаров, услуг или получить другую коммерческую выгоду (из закона «О коммерческой тайне»). Режим конфиденциальности – это введение и поддержание особых мер по защите информации.

Под коммерческой тайной может подразумеваться сама информация, составляющая коммерческую тайну, а значит, научно-техническую, производственную, технологическую, финансово-экономическую или другую информацию. Это могут быть сведения, составляющие секреты производства (новый товар), которые имеют потенциальную или подлинную коммерческую ценность за счет их неизвестности третьим лицам, к ним не может быть законного свободного доступа и в отношении к ним обладатель информации вводит режим коммерческой тайны.

Обладатель имеет право относить информацию к коммерческой тайне в том случае, если она не находится в перечне информации, которая не составляет коммерческой тайны (ст.5 закона РФ «О коммерческой тайне») и отвечает всем критериям. Чтобы сведения получили статус коммерческой тайны, их обладатель обязан исполнить все необходимые установленные процедуры (составить перечень, нанести гриф и другие). После того, как информация получила статус коммерческой тайны, она становится охраняемой законом.

За неосторожное или умышленное разглашение, а также за противозаконное использование информации, которая составляет коммерческую тайну, может быть предусмотрена ответственность – гражданско-правовая, дисциплинарная, уголовная, административная и материальная. Последняя наступает в независимости от прочих форм ответственности.

В 1817 г. в Великобритании, а через 20 лет в Америке впервые на судах обсуждалась коммерческая тайна, а их решения становились важными прецедентами. Первый в мире закон, охраняющий коммерческую тайну, был подписан в 1844 г. королем Франции Луи-Филиппом. Через год император России Николай I тоже принял решении о наказании за разглашение подобной информации. К началу XX столетия во всех странах Европы начала защищаться коммерческая тайна.

Но уже к середине XX века практически все развитые страны отошли от ее защиты. В одних государствах это произошло из-за введения антитрестовского законодательства, в иных – из-за борьбы с коррупцией. Во многих странах были введены законы, которые принуждали акционерные общества определенную информацию раскрывать. В России и государствах Восточной Европы эту тайну отменили как пережиток капитализма.

Но, как правило, западные страны сохранили право увольнять работников за промышленный шпионаж. Так, в Швейцарии законодательство об охране тайны действовало на протяжении всего XX в.

После 50-х гг. XX века стал популярным аргумент о том, что коммерческая тайна в области технологий сможет ускорить научно-технический прогресс, так как будет поощрять предпринимателей создавать новые разработки. В 1974 г. Верховный суд Америки разрешил Соединенным Штатам принимать законы об охране тайны. В 1996 году здесь приняли Закон об экономическом шпионаже, объявлявший преступлением кражу секретов технологической области в пользу иностранных стран и в коммерческих целях.

На протяжении 1990-х гг. законы вновь (а в некоторых государствах – впервые) стали появляться в России, Чехии, Германии, Венгрии, Японии, Таиланде, Китае. В одних странах (Япония, Франция) наказание ограничивалось штрафом либо же возмещением материального и морального ущерба, в других (Германия) возможна уголовная ответственность за коммерческую тайну, полученную с помощью каких-либо незаконных действий.

Источник: http://www.p-tm.ru/news/kommercheskaya-tayna/

История развития коммерческой тайны

Коммерческая тайна является одним из древнейших способов охраны результатов интеллектуальной деятельности. Давние мастера сохраняли секреты своей профессиональной деятельности задолго до возникновения первых правовых средств охраны исключительных прав.

Современное понимание коммерческой тайны начало развиваться в Англии во время промышленной революции. В США первое задокументированное судебное решение относительно коммерческой тайны датируется 1837 годом.

Впервые законодательно урегулировать тайну и ответственность за ее разглашение на Руси взялся Петр I. До начала XVIII века в нашем отечестве существовала только тайна исповеди, отношение к которой регулировалось «Духовным Регламентом о праве чина церковного и монашеского». Прибавлением к «Духовному регламенту», составленному Феофаном Прокоповичем в 1722 году на основании указа царя Петра, был определен порядок и условия разглашения тайны исповеди. Согласно этому документу, под страхом сурового наказания, от духовника требовалось доводить содержание исповеди до сведения церковного начальства в случаях, когда исповедуемый замыслил воровство, измену или же плохо отзывался о государе.

Читайте так же:  Сокращение госслужащих мчс

В Артикуле воинском (1715 г.) и Уставе морском (1720 г.) Петр I регламентирует не только понятие военной тайны, но и первые нормы по защите информации – запрет ее разглашения под страхом смерти. В то же время Петр I своим указом вводит обязанность и по сохранению государственной и служебной тайны.

К середине XIX – началу ХХ века окончательно формируется законодательное регулирование тайны в Российской империи и ответственность за нарушение по ее сохранению. Появляется правовая защита тайны частной жизни, профессиональной тайны врачей, адвокатов, чиновников и нотариусов, фабричной и торговой (коммерческой) тайны. В 1845 г. В «Уложении о наказаниях общего определения» Россия ввела наказание за разглашение коммерческой тайны.

В целях охраны коммерческой (торговой) тайны предусматривалась ответственность за умышленное действие по раскрытию «…какой-либо тайны, или же вредными на счет хозяина разглашениями, [которое] сделает явный кредиту его подрыв…» (ст.1187), «за преждевременную огласку торговой сделки против воли продавца или покупателя…» (ст. 1316).

Российское торгово-промышленное право объединило фабричную и коммерческую тайну в единое понятие «промысловой тайны», поскольку они действовали в параллельной системе частноправовых норм. Эта ситуация сохраняется и на сегодняшний день, так как оба вида деятельности регулируются гражданским законодательством, а термин «промысловая тайна» претерпел изменение и, в настоящее время, звучит как «коммерческая тайна».

По сути понятия коммерческой тайны прекратило существование с принятием советской властью в 1917 году Декрета «О рабочем контроле». В советский период действовало правило об обязательности широчайшего и безвозмездного распространения каждого достижения, полученного на отдельном предприятии, «Об обмене опытом» на административной основе. Еще в 1930 году XVІ съезд ВКП(б) предусмотрел необходимость борьбы с секретностью. Хотя очевидно, что подобная открытость ограничивалась сферой гражданской продукции, а тайна существовала и защищалась административными мероприятиями, хотя и не имела характера правовой категории.

Итак, в течение продолжительного периода времени институт коммерческой тайны был неизвестен советскому законодательству. Это вполне понятно: в условиях отсутствия конкуренции, полного огосударствления экономики просто не было необходимости в подобных правовых институтах. Понятия, близкие по содержанию к коммерческой тайне, встречались только в нормативно-правовых актах, посвященных регулированию внешнеэкономической деятельности советских организаций.

Возвращение института защиты коммерческой тайны в отечественное законодательство состоялось лишь в конце существование советской государственности.

Впервые защита коммерческой тайны была признана в Законе СССР «О предприятиях в СССР» (№ 1529-І от 04.06.90), в котором содержалась специальная статья, которой определялся термин «коммерческая тайна предприятия» и общие положения правового ее режима. Под коммерческой тайной предприятия понимались «связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятия сведения, которое не являются государственными тайнами, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам». Состав и объем сведений, которые представляют коммерческую тайну, порядок их защиты должны были определяться руководителем предприятия.

Виды деятельности предприятий, сведения о которых не могут представлять коммерческой тайны, определялись Советом Министров СССР «с целью предотвращения утаивания предприятием сведений о загрязнении окружающей среды и другой отрицательной деятельности, которая может нанести ущерб обществу».

Ответственность за разглашение сведений, которые представляют коммерческую тайну предприятия, и за нарушение порядка охраны таких сведений устанавливалась другими законодательными актами СССР.

Таких законодательных актов так и не появилось.

Тема 2.КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА КАК ОБЪЕКТ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

2.1 Правовые основы функционирования института коммерческой тайны

2.2 Субъекты коммерческой тайны

2.3 Стратегии охраны коммерческой тайны

2.4 Виды правовой ответственности за нарушение режима коммерческой тайны

Источник: http://mydocx.ru/11-41917.html

Банковская тайна в Швейцарии

Швейцарская банковская тайна гарантирует конфиденциальность сведений о вкладах в швейцарских банках уже более 300 лет.

Женевские банкиры были придворными банкирами французских королей, и первые письменные сведения о банковской тайне датируются 1713 годом. До 1934 г. положения о банковской тайне содержались в Гражданском и Трудовом кодексах Швейцарии. Федеральные суды закрепили их в правоприменительной практике – отныне клиент, пострадавший от разглашения банковской тайны, мог впоследствии взыскать с банка убытки. Федеральный закон «О банковской деятельности», принятый в 1934 году, четко сформулировал, что банковская тайна – это уголовно-правовое понятие. С этого момента за разглашение банковской тайны банкир мог быть наказан лишением свободы, что еще больше укрепляло права вкладчика на конфиденциальность передаваемой им информации.

С 1 января 2005 года вступают в силу положения Директивы Европейского Союза, регулирующей обмен информацией по инвестициям для целей налогообложения, что, по замыслу ее создателей, раскроет многие банковские секреты. Но это не коснется самого известного оплота банковской тайны – Швейцарии, которая не является членом ЕС.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Швейцария, расположенная в самом сердце Европы, которая хранит 1/3 мирового частного капитала, продолжает тщательно охранять тайну банковских вкладов, несмотря на существующее давление со стороны Европейского Союза.

Конечно, банковская тайна в Швейцарии – не абсолют. Швейцарское законодательство подробно оговаривает ситуации, при которых банковская тайна может быть частично раскрыта.

При уголовных расследованиях действие, совершенное преступником, должно быть уголовно наказуемыми по законам Швейцарии. Последнее обстоятельство существенно для сохранения банковской тайны, так как налоговые нарушения относятся в Швейцарии к незначительным правонарушениям, и уголовно не наказуемы. В Швейцарии уклонение от уплаты налогов не является достаточным юридическим основанием для разглашения сведений, составляющих банковскую тайну. Если же совершено налоговое мошенничество, возбуждается уголовное дело, в связи с которым банковская тайна может быть раскрыта. Швейцария отказывается сотрудничать с судами при рассмотрении ими дел об уклонении от уплаты налогов.

Сегодня банковское законодательство Швейцарии соответствует самым высоким международным стандартам в области борьбы с организованной преступностью и противодействия «отмыванию» «грязных» денег. Однако этот результат достигнут без посягательств на конфиденциальность счетов законопослушных клиентов. В финансовом мире Швейцария заняла уникальную нишу в области предоставления частных банковских услуг, где с ней не могут соперничать другие финансовые центры. Давление со стороны ЕС и США, их требования раскрывать информацию о вкладчиках, являются покушением на основополагающий принцип швейцарской банковской системы (конфиденциальность банковских вкладов), а о том, что он может быть нарушен, швейцарские банкиры не могут и помыслить. Они соблюдают законность, но не отказываются от устойчивой, оправдавшей себя банковской и налоговой практики.

За последние 10—20 лет изменилось очень много. Действительно, швейцарская банковская тайна позволяла очень высокую степень гибкости. Например, можно было открыть счет, не называя ни имени, ни фамилии, не давая какой бы то ни было информации вообще. И очень долго всем было хорошо.

Но около 20 лет назад появились сомнения. И начались изменения. Всего было три этапа. На первом банки хранили тайну и не думали ни о происхождении денег, ни о самих клиентах. На втором они стали интересоваться этими вопросами, на третьем — нести ответственность.

В 90-е гг. в швейцарских банках была создана очень жесткая система проверки легальности банковских операций, которую можно выразить в трех правилах: KYC, KYT, KYP.

Это — английские сокращения. KYC (Know Your Client — Знай Своего Клиента) означает, что нужно тщательно изучать свою клиентуру. KYT (Know Your Transaction — Знай Свою Транзакцию) значит, что нужно постоянно быть в курсе всех поступлений и платежей. KYP (Know Your Process Знай Свой Процесс) — более сложное требование. Здесь надо, чтобы и банк, и его компьютерная система хорошо знали обычную рутинную работу и на этом фоне могли выявить необычные, сомнительные операции.

Читайте так же:  Цессия кредиторской задолженности

5. Почему швейцарские банки самые надежные?

национальный банк швейцария

1. Разориться трудно. Система работы банков в альпийской стране построена так, что они практически не могут разориться. А значит, клиенты могут не переживать за сохранность своих средств. Банки не обещают своим вкладчикам гарантированный доход, не используют концепцию депозитных счетов. В финансовой системе страны практически неприменима практика получения дохода за счет разницы между обещанной вкладчику процентной ставкой и полученной от клиентских денег прибыли. Банки не ищут объектов вложения, обладающих высоких риском, с целью получить доход на разнице. Финансисты зарабатывают на средствах клиентов максимум возможного, не участвуя в прибылях вкладчиков. Кроме того, банки Швейцарии очень редко выдают кредиты.

За счет чего же тогда прибыль? Банкиры управляют средствами вкладчиков в их интересах и в соответствии с требования клиентов. За это взимается вознаграждение, к примеру, 0,75% в год от имеющейся на счету суммы. Клиент получает все, что банк заработал на его деньгах, вычитая лишь оплату банковских услуг. В этом прямая выгода для вкладчиков.

2. Вчера и сегодня. Банки страны, кроме того, шагают в ногу со временем и берут на вооружение новые технологии, рождающиеся в финансовом мире. Здесь уже почти не используются бумажные чеки с подписями и большие объемы наличных средств. Их все чаще заменяют электронные переводы по системе интернет-банкинга и цифровые подписи. Конечно же, и сохранность денег обеспечивается больше не за счет толщины стенок сейфов и мудреных кодовых замков, а благодаря мегабитной технологии для кодирования информации. Швейцарские банки обычно предлагают то решение проблемы, которое устраивает клиента на все сто. Не важно, идет ли речь о тяжбе с бывшим супругом или политическим преследованием вкладчика у себя на родине. Потому среди клиентов швейцарских банков есть также те, кто желают защитить капиталы от высоких налогов или неприятных проверок.

Традиции хранить сбережения в банках альпийской страны несколько сотен лет. Наверно, благодаря частым гражданским и локальным войнам, сотрясающим Европу и отдельные регионы мира, а также случающимся политическим беспорядкам. Сберечь свои средства в случае, так называемых «форс-мажорных» обстоятельств, люди пытались всегда. Это было и в эпоху Французской революции, и в период обеих мировых войн, и во времена краха социалистической системы и последующей глобализации. Высокую репутацию швейцарских банков защищает система регулирования и законодательство страны. Именно они диктуют особые условия для работы местных финансовых организаций, обеспечивают конфиденциальность и защиту депозитных счетов граждан других стран. Один из секретов высокого уровня надежности и стабильности – в содействии государства.

3. Закон на стороне вкладчиков. Закон о банках, принятый в стране в 1934 году, заложил основы системы конфиденциальности в банках Швейцарии. Одной из главных причин, побудивших законодателей альпийской принять эти правила, была угроза фашисткой Германии. Гитлеровцы пытались заставить швейцарские банки выдать информацию о клиентах «для блага третьего рейха». Однако закон, принятый в этой независимой и нейтральной стране, предусмотрел уголовную ответственность за нарушение банковской тайны. Была заложена правовая основа тайны вклада. Поэтому и сегодня получить доступ к охраняемым данным о личности вкладчиков или истории их счетов очень сложно. Правительственным службам, тем более других государств, необходимо доказать совершение клиентам финучреждений опасных уголовных преступлений. Исключение может быть сделано для Интерпола, если в мотивированном обращении этой организации буде содержаться информация о доказанном отмывании денег.

4. Преступников не покрывают. Естественно, Швейцария не стремится защитить экономических преступников. По оценкам экспертов, банковское законодательство страны отвечает самым строгим мировым стандартам по противодействию легализации «грязных» денег. А также в сфере борьбы с оргпреступностью. Однако клиенты, отнесенные в разряд респектабельных и законопослушных, могут не опасаться за сохранность тайны вклада.

Чуть подробнее о борьбе с преступниками. Допустим, гражданин Швейцарии подозревается в совершении уголовно наказуемого деяния. Если органы следствия предоставят решение суда, необходимые для расследования, сведения могут быть раскрыты. Те же действия могут быть предприняты и в отношении граждан других стран, совершивших преступления за границей.

Правда, банковская тайна может быть раскрыта в этом случае лишь на столько, насколько предусмотрено в договоре между Швейцарией и страной, чьи правоохранительные органы секретную информацию запросили.

Правда, напрямую органы следствия зарубежных стран обратиться в швейцарский банк не могут. Для получения запрашиваемых сведений им понадобится решение швейцарского суда. Проступок, совершенный нарушителем, должен подпадать под действия уголовного законодательства Швейцарии. В ином случае в ответ на запрос правоохранителей последует отказ.

Заключение

Банковская система Швейцарии издавна ассоциируется с надежностью, конфиденциальностью и профессионализмом. Финансовым организациям этого государства доверяют свои вклады самые богатые и известные люди планеты. На счетах финансовых организаций страны хранится треть всех средств, находящихся на оффшорных счетах всего мира, гласит неофициальная статистика. Эта доля весьма внушительна. Сумма вкладов, таким образом, превышает 2 трлн. долларов. Слова «швейцарский банковский счет» стали синонимичны «секретному банковскому счету», и хотя Швейцария, несомненно, самое стабильное, безопасное, защищенное и красивое место для хранения своих денег, фактом является то, что это не налоговое убежище.

Источник: http://mydocx.ru/2-91667.html

2 Коммерческая тайна в законодательстве развитых стран

Законодательство большинства развитых стран не относит сведения о заработной плате руководителя к разряду коммерческой тайны. Более того, в некоторых странах компании добровольно разглашают зарплаты своих управленцев.

В частности, в Германии все крупные компании, чьи акции котируются на бирже, примкнули к добровольному соглашению, обязывающему его членов раскрывать информацию о зарплатах своих сотрудников. Однако некоторые компании предпочитают обнародовать общую сумму, не раскрывая индивидуальных зарплат. Недовольные таким положением дел депутаты внесли в бундестаг законопроект, предлагающий сделать детальное раскрытие зарплат обязательным.

Законодательство США также не относит к коммерческой тайне сведения о заработной плате сотрудников. Такое решение приняла государственная комиссия по вопросам государственной службы в ответ на просьбу компании Montana-Dakota Utilities Со признать сведения о заработной плате коммерческой тайной.

В Австралии, Новой Зеландии и Великобритании целый ряд общественных и государственных организаций ведут разъяснительную работу среди предпринимателей, указывая им на преимущества, в том числе рыночные, раскрытия информации о заработной плате их сотрудников.

В разных странах существуют различные приоритетные направления защиты коммерческой информации (коммерческой тайны). Так, в Германии преобладают законодательные меры, в США и Франции, наряду с ними, предпочтение отдается организации собственных служб безопасности фирм, для Японии характерен корпоративный дух и долгосрочная занятость в фирме, в Великобритании защита обеспечивается договорными обязательствами

В данной работе рассматривались вопросы по коммерческой тайне предприятия и ее защите, и ответственности за ее разглашение.

Подводя итог можно сказать, что предпринимательская деятельность во всех сферах неразрывно связана с получением и использованием различного рода информации. Причем в современных условиях информация представляет собой особого рода товар, имеющий определенную ценность. Для предпринимателя зачастую наиболее ценной является информация, которую он использует для достижения целей фирмы и разглашение которой может лишить его возможностей реализовать эти цели, то есть создает угрозы безопасности предпринимательской деятельности. Конечно, не вся информация может, в случае ее разглашения, создавать эти угрозы, однако существует определенная ее часть, которая нуждается в защите.

Читайте так же:  Взять кредит без отказа 200000

Информация, используемая в предпринимательской деятельности весьма разнообразна.

Защита коммерческой информации как часть деятельности по обеспечению безопасности предпринимательства в целом, предполагает, что возможные противоправные посягательства на коммерческую информацию могут идти по различным направлениям. В связи с этим эффективная защита информации должна предусматривать целую систему направлений деятельности, каждому из которых соответствует свой способ защиты.

Принимая во внимание российскую специфику, выделяются следующие основные способы защиты информации, которые могут использоваться предпринимателями:

законодательный. Основан на соблюдении тех прав предпринимателя на конфиденциальную информацию, которые содержатся в российском законодательстве, при обнаружении нарушения прав предпринимателя как собственника, владельца или пользователя информации должно быть обращение в соответствующие органы (МВД, ФСБ, прокуратуру, суд) для восстановления нарушенных прав, возмещения убытков и т.п.

физическая защита — охрана, пропускной режим, специальные карточки для посторонних, использование закрывающихся помещений, сейфов и др.

организационный. Он включает:

введение должности или создания службы, ответственной отнесением определенной информации к категории конфиденциальной, соблюдением правил доступа и пользования этой информацией

разделение информации по степени конфиденциальности и организация допуска к конфиденциальной информации только в соответствии с должностью или с разрешения руководства

соблюдение правил пользования информацией (не выносить за пределы служебных помещений, не оставлять без присмотра во время обеда)

наличие постоянно действующей системы контроля за соблюдением правил доступа и пользования информацией.

технический. Используются такие средства контроля и защиты как сигнализирующие устройства, видеокамеры, микрофоны, средства идентификации, а также программные средства защиты компьютерных систем от несанкционированного доступа.

работа с кадрами. Предполагает активную работу кадровых служб фирмы по набору, проверке, обучению, расстановке, продвижению, стимулированию персонала, с обязательным учетом анкетных данных и проверочных результатов тестирования.

Часть этих способов предполагает значительные финансовые расходы, в связи, с чем использование всех способов одновременно по средствам только достаточно крупным и платежеспособным фирмам.

Конечно, каждый руководителя сам решает какую информацию защищать, и каким образом, но стоит заметить, что рентабельность и рост фирмы вцелом, зависит не только от того, как ведется бизнес, но и от того, как он защищается. В современном Российском обществе коммерческая тайна еще не приобрела истинное значение, но это во многом происходит от правовой не грамотности людей, которые занимают руководящие должности, либо от не желания применять необходимые меры для защиты своего предприятия.

Источник: http://studfile.net/preview/3911982/page:5/

Швейцарское правило банковской тайны подверглось ограничениям

Москва, 19 октября — «Вести.Экономика». В этом месяце произошли два важных события с точки зрения правил секретности, которые сыграли ключевую роль в расцвете банковского бизнеса в Женеве и Цюрихе, пишет Bloomberg.

Фото: EPA/GEORGIOS KEFALAS

Швейцарские налоговые органы объявили, что они впервые поделились сведениями о 2 млн счетов с другими странами в рамках правил обмена информацией, введенных в прошлом году.

Затем на прошлой неделе Верховный суд Швейцарии заявил, что бывший менеджер Julius Baer Group Ltd. не нарушил правила секретности, постановив, что швейцарское законодательство не должно применяться в отношении подразделения на Каймановых островах, где он работал.

Решение суда по делу Baer ставит сложные вопросы о том, как швейцарские банки могут в будущем контролировать поток информации из налоговых гаваней по всему миру. Кредиторы ранее имели возможность защищать анонимность иностранных клиентов с помощью легендарных законов страны о банковской тайне.

Статья 47 швейцарского закона «О банковской деятельности» 1934 года предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет за разглашение банковской тайны. На этом основании был осужден, в частности, Эрве Фальчиани, который передал незаконно полученную информацию о клиентах HSBC Holdings Plc французским налоговым органам.

Однако на прошлой неделе Верховный суд Швейцарии установил четкие географические ограничения сферы действия статьи 47, поддержав оправдательный приговор швейцарскому бухгалтеру Рудольфу Элмеру, который работал в подразделении Baer на Каймановых островах. Суд заявил, что правила секретности не распространяются на зарубежные подразделения швейцарских банков.

«Банковскую тайну нельзя экспортировать», — отметила судья Лаура Жакмуд-Россари.

Решение суда последовало за публичными слушаниями, в ходе которых Жакмуд-Россари и другие судьи выразили свое мнение по делу. Этот необычный формат показывает, что позиция суда касается более широкой аудитории, считает профессор права Женевского университета Урсула Кассани.

Дело Элмера может иметь позитивные последствия, если оно мотивирует швейцарские банки переводить в страну операции и клиентов из офшоров, заявил бывший глава Федеральной банковской комиссии Швейцарии Даниэль Зубербюлер.

Банковскую отрасль могут ждать новые сюрпризы. В отношении UBS ведется судебное разбирательство в Париже. Банк обвиняют в незаконной отправке швейцарских сотрудников через границу для переманивания клиентов и отмывания незадекларированных денег. Швейцарский банк отрицает обвинения.

Как сообщали «Вести.Экономика», запуск автоматического обмена информацией о счетах между Швейцарией и другими европейскими странами является последней главой саги, которая началась с ареста бывшего банкира UBS Group AG Брэдли Биркенфельда в 2008 г., обошлась швейцарским банкам более чем в $6 млрд штрафов и послужила поводом для проверок и запретов на въезд для банкиров.

Из более чем 80 финансовых учреждений, которые оказались в центре внимания американских властей, включая UBS, Credit Suisse и Julius Baer, последними, кому предстоит урегулирование с Министерством юстиции США, являются Basler Kantonalbank и Zuercher Kantonalbank. Basler выплатит $60,4 млн, а Zuercher согласился заплатить $98,5 млн. Оба государственных банка сознались в оказании клиентам помощи в сокрытии данных о доходах и активах от правительства США.

Источник: http://www.vestifinance.ru/articles/108836

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БАНКОВСКОЙ ТАЙНЫ В ШВЕЙЦАРИИ

Институт банковской тайны впервые появился в швейцарском праве в 1713 г. в виде запрета банкирам раскрывать информацию о клиентах и их операциях третьим лицам без прямого на то согласия городского совета [1] . До 1934 года банковская тайна регулировалась лишь законодательством кантонов или обладала статусом обычая делового оборота [2] . Швейцария традиционно относится к категории государств, право которых направлено на максимальное сохранение конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну.

Законодательство Швейцарии не содержит определения банковской тайны и перечня информации, подлежащей охране банком. Банковская тайна охватывается ст. 13 Конституции Швейцарии, защищающей право всех лиц на уважение тайны частной и семейной жизни. Эта категория включает в себя и охрану тайны источников доходов и происхождения активов, за исключением случаев, которым предшествовало совершение преступления [3] . К таковым преступлениям относятся уклонение от уплаты налогов (но не налоговая оптимизация), незаконное обогащение с использованием инсайдерской информации, отмывание денег и пр. [4] В банковской и судебной практике банковская тайна понимается как профессиональная обязанность банкира поддерживать строжайший режим конфиденциальности в отношении любой информации о личных и финансовых обстоятельствах клиента и некоторых третьих лиц, если она была получена в ходе осуществления им профессиональной деятельности [5] .

В статье 47 Закона Швейцарии от 8 ноября 1934 г. «О банках и сберегательных кассах» (с изменениями) (далее — Банковский закон) для лица, раскрывшего банковскую тайну, доверенную ему или полученную им как чиновником, работником, поверенным, арбитражным управляющим, должностным лицом банка, представителем Комитета по банкам, работником аудиторской компании, или лица, пытающегося вовлечь третьих лиц в нарушение банковской тайны, предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до шести месяцев или штрафа на сумму не более 50 тыс. швейцарских франков. Если одно из указанных выше действий было совершено по причине небрежности, тогда такое лицо наказывается штрафом на сумму, не превышающую 30 тыс. швейцарских франков. Носителям банковской тайны запрещается даже раскрывать информацию о том, что они обладают банковской тайной. Закон также устанавливает обязанность хранить банковскую тайну даже после прекращения трудового или иного договора, при этом срок действия такой обязанности не устанавливается, из чего можно сделать вывод о ее действии в течение всей жизни ее носителя. Однако банковская тайна может быть раскрыта ее носителем в судебном порядке.

Читайте так же:  Судебные расходы при рассмотрении трудового спора

Вследствие внешнего политического давления и принимаемых Швейцарией международных обязательств существует тенденция к ослаблению режима банковской тайны, в первую очередь нормами законодательства о борьбе с отмыванием денежных средств, полученных преступным путем, и финансированием терроризма.

На федеральном уровне в Швейцарии действует Закон от 10 декабря 1997 г. «О борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма в финансовом секторе» (далее — Закон о борьбе с отмыванием денег), который в 2009 г. был приведен в соответствие с Рекомендациями ФАТФ, в частности:

  • • Рекомендацией № 4 — банковская тайна не должна влиять на применение Рекомендаций ФАТФ;
  • • Рекомендацией № 13 — обязанность банка сообщать уполномоченному органу о совершении соответствующих правонарушений;
  • • Рекомендацией № 36 — взаимная правовая помощь, не зависящая от ограничений, связанных с банковской тайной.

Закон о борьбе с отмыванием денег налагает на финансового посредника ряд обязанностей. В контексте банковской тайны интересна ст. 9, в соответствии с которой финансовый посредник обязан незамедлительно направить уведомление в уполномоченный орган (в соответствии со ст. 23 подчиняется Федеральной полиции). Такая обязанность возникает, если финансовый посредник:

  • 1) знает или имеет разумные основания полагать, что активы, в отношении которого он должен совершить финансовую операцию:
    • • связаны с совершением преступлений, предусмотренных ст. 260ter [6] и 305bis [7] Уголовного кодекса Швейцарии,
    • • получены в результате совершения фелонии,
    • • могут находиться в распоряжении организованной преступной группировки,
    • • используются для финансирования терроризма (ст. 260quin- quies Уголовного кодекса Швейцарии);
  • 2) Прекращает деловые переговоры в связи с подозрениями о совершении клиентом действий, указанных выше.

В своем уведомлении финансовый посредник обязан раскрыть информацию о своем наименовании, но не обязан называть имя своего сотрудника, ответственного за работу с такими финансовыми операциями. Однако финансовый посредник обязан предоставить информацию о контактах этого сотрудника, чтобы работники соответствующих органов могли с ним незамедлительно связаться. Закон прямо исключает обязанность направлять такие отчеты у юристов и нотариусов, напоминая, однако, что они связаны режимом конфиденциальности в своих деловых отношениях (ст. 321 Уголовного кодекса Швейцарии).

В соответствии со ст. 10 Закона о борьбе с отмыванием денег финансовый посредник обязан заморозить активы на счетах клиента, если они связаны с деятельностью, предусмотренной ст. 9 Закона. При этом снять ограничение финансовый посредник имеет право только после получения на то прямой санкции соответствующих органов следствия, но не позднее чем через пять рабочих дней.

В течение времени, когда счета клиента заблокированы в соответствии со ст. 10 Закона о борьбе с отмыванием денег, финансовый посредник не имеет права сообщать ему или третьим лицам о направлении отчета в соответствии со ст. 9 Закона о борьбе с отмыванием денег в уполномоченный орган. Если финансовый посредник осуществляет совместное управление имуществом клиента или находится в одной группе лиц с другим финансовым посредником, при наличии у него информации о фактах, указанных в ст. 9 Закона о борьбе с отмыванием денег, и отсутствии возможности заблокировать соответствующий счет клиента он может сообщить последнему о таких фактах, чтобы он принял меры, требуемые Законом о борьбе с отмыванием денег. Финансовый посредник обладает таким правом сообщить о фактах другому банку при простом отсутствии возможности заблокировать счет.

Направление уведомления в уполномоченный орган в ст. 11 Закона о борьбе с отмыванием прямо исключается из оснований наступления ответственности в связи с нарушением договорных обязательств или режима тайны в деловых отношениях и коммерческой тайны.

После скандала с банком UBS X Швейцария взяла курс на имплементацию ст. 26 Модельной конвенции ОЭСР о налогообложении дохода и капитала. 13 марта 2009 г. Федеральный совет заявил, что эта норма будет воспринята Швейцарией и станет основанием представления информации при условии подачи конкретного и обоснованного заявления. Однако существует точка зрения, что Швейцария всегда умела грамотно защищать свои интересы и балансировать между требованиями, в частности, банкиров и за- [8]

рубежных политиков, поэтому процесс пересмотра двусторонних договоров об избежании двойного налогообложения может затянуться. Хотя соответствующие поправки уже были внесены 24 сентября 2011 г. в двусторонний договор между Швейцарией и Россией, а также еще ранее с Германией и Великобританией.

Статья 26 Конвенции устанавливает процедуру обмена информацией между уполномоченными исполнительными органами, необходимой для реализации положений Конвенции или национального налогового законодательства. Конвенция не содержит каких-либо ограничений относительно характера запрашиваемой информации, однако в ней содержится единственный ограничительный критерий — критерий предсказуемой существенности (foreseeable relevance). Таким образом, на момент направления запроса в налоговый орган запрашивающее лицо должно обоснованно полагать, что полученная таким образом информация может напрямую повлиять на законное налоговое администрирование, которое тем не менее не будет противоречить Конвенции.

Характерно, что глобальный тренд в мировой политике по борьбе с банковской тайной, по всей видимости, отразился и на рассматриваемой статье Конвенции. Так, в п. 3 ст. 26 Конвенции устанавливается перечень охраняемых национальным законодательством сведений, не подлежащих раскрытию в соответствии с Конвенцией. К ним относятся торговая, предпринимательская, производственная, коммерческая или профессиональная тайна или ноу-хау, раскрытие информации даже ограничено при нарушении в таком случае публичного порядка, но банковская тайна в этом списке не упомянута. При этом сами разработчики Конвенции утверждают, что исходили из того, что никакой режим конфиденциальности информации, в том числе банковская тайна, не может быть основанием для непредоставления информации в ответ на запрос [9] .

Хотя в ст. 26 Конвенции возможность уполномоченных органов обмениваться информацией существенно расширена, в целях недопущения необоснованного сбора информации (fishing expeditions) [10] Конвенция содержит определенные защитные механизмы. В соответствии с абз. а) и Ь) п. 3 ст. 26 раскрытие информации не является обязательным, если оно противоречит национальному законодательству или если такая информация не подлежит разглашению в ходе осуществления полномочий уполномоченным органом в одном из договаривающихся государств. Стоит также отметить, что хотя иностранные налоговые органы имеют право запрашивать соответствующую информацию у банков, последние не вправе раскрывать национальным налоговым органам Швейцарии информацию о финансовом состоянии, коммерческой деятельности своего клиента, полученную в ходе проверки его кредитоспособности [11] .

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studref.com/526005/finansy/pravovoe_regulirovanie_bankovskoy_tayny_shveytsarii

Коммерческая тайна законодательство швейцарии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here